Мой отец — живая легенда

Мой отец - живая легенда

Представьте себе такого среднестатистического генерального директора лет 40, с директорским пузом, вкрадчивым голосом и взглядом удава Каа. Представили? Так выглядел мой отец до 2006 года.

В феврале 2006 у папы заболела голова. Ну заболела и заболела, с кем не бывает, выпил таблетку и забыл об этом. Но не тут-то было. Головная боль переросла в хорошую мигрень и не отпускала отца неделю. Как-то ночью ему стало уже нестерпимо больно, вызвали скорую. Скоряки сделали, что могли, снизили давление, дали рекомендации и посоветовали утром сходить-таки к врачу.

Утром отец надел очки, но они не налезли: глаза вылезли из орбит. Опять скорая, городская глазная больница, где сказали, что профиль не их, и отправили в лор отделение больницы при медицинском университете. Туда папу привезли уже без сознания, почти в коме. Снимки показали гнойный менингит, заполнение всех пазух гноем, врачи не давали никаких надежд, если и спасать, то останется овощем.
Хирург даже боялся браться за него, ибо знал, что с такими осложнениями не живут, его можно понять. Вызвали зав. отделения, маленькую сухонькую старушку лет 60-ти. Она взялась за отца и больше 6 часов чистила все пазухи, откуда тек гной, лимфа и кровь. Отец говорит, что чувствовал все, но хрюкнуть, что больно не мог.

В общем счёте продолбили ему все, от черепа до гортани, в коме он провел месяца полтора.
Для отца это было «веселье», под наркотой ему казалось, что его похитили, чтобы выведать секреты фирмы, а трубки и капельницы были орудиями пыток. Папа строил хитрые планы побега.

Первой жертвой пал медбрат.

Реанимация, тишина, приборы пикают, медбрат обходит палаты. Папа, как заправский ниндзя, тихо вырвался из ремней (его привязывали бинтами сначала), подкрался к бедному мальчику сзади и начал душить. Я не представляю, что пережил тогда медбрат, но больше его в этом отделении никто не видел. На крики сбежался сонный персонал, высвободили мальчика и привязали отца уже кожаными ремнями.
Хитрый план набирал обороты. Папа в Лондоне же, значит план остался один, прыгать в окно, брать такси, ехать в аэропорт, убить таксиста и уже из самолёта звонить коммерческому директору.

Второй жертвой была медсестра.

Каким-то боком отец уговорил ее отвязать ему одну руку и ногу, больно на боку полежать хотелось. Медсестра не могла отказать, к вечеру папа предпринял попытку сбежать, но потерпел фиаско. Он ж не знал, что за месяц похудел со 120 кг до 80, грохнулся с каталки, разбил голову, обделался, но до окна дополз. Там его и нашла медсестра.

Выйдя из комы он потребовал у врачей телефон, набрал номер заместителя, отчитался, что все враги ликвидированы и вырубился здоровым сном.

Полгода отец восстанавливался: пролежни, атрофия мышц, слабость. Последствия были минимальные: сахарный диабет от лекарств, да шрамы от пролежней.

Старушка-хирург призналась, что этот случай был уникальным в ее практике, потому что личность не потеряна при таких обширных повреждениях, обычно остаются дураками, занесли его в медицинский справочник, а раз в год, когда он лежит в лор отделении, к нему сгоняют студентов, чтобы посмотреть на живую легенду.

Источник