Как я спасал мужика от инфаркта

Как я спасал мужика от инфаркта

Давным-давно, когда я был фельдшером, довелось мне как-то работать с очень хорошей молодой докторшей. Она тогда закончила институт и была на втором году ординатуры по реанимации (попутно получив сертификат СМП устроилась к нам подрабатывать). Я на тот момент работал уже не один год, в основном в одно лицо. И тут такой подарок судьбы))

В общем, смена протекала лениво — карточки писать не надо, голову ломать над больным тоже. Знай как уколы делать, таблетки распихивать, да бинт наматывай. Ляпота))

К вечеру дают повод к вызову: «боли в сердце, мужчина 44 года». Так себе повод. Вообще не люблю 40 летних мужиков — атеросклеротические бляшки уже есть в сосудах, а вот колатералей нет. Поэтому если что случается, то очень быстро с не очень хорошим концом.

Доехали быстро, мнут 7, не больше. Встретила нас женщина взволнованая, проводила в комнату. В комнате нас встретил тот самый мужчина. Высокий, подкачаный. Я бы так хотел выглядеть в 44.

Был он бледен, мокр, дышал тяжело и держался за грудь. Но встречал нас стоя. Правда в одних трусах. Но нас не смутишь — на это нам пофиг.
Вообще, когда входишь в квартиру или комнату к больному, автоматом оцениваешь его кожу, глаза, слышно ли на расстоянии дыхание, наличие лекарств на прикроватном столике и многое другое, что поможет лучше оценить состояние пациента. И в самой меньшей степени нам интересно во что он одет.
Вернемся к пациенту. Он вежливо поздоровался и попытался объяснить ситуацию, но слова давались ему с трудом. Так как диагноз мне уже был ясен на стадии «здравствуйте», без лишних слов кладу его на кровать (точнее сам он ложится по-моему, чуть ли не, приказу — в такой ситуации действуем быстро, четко и решительно).

Накидываю электроды ЭКГ, док накидывает манжету тонометра на руку. ЭКГ рисует характерную кривую, т.н. кошачью спинку — острый инфаркт миокарда. В том что будет именно это — я был уверен на 90%. Тем временем док сообщает, что давления, как бы, нет. Ну то есть оно есть 50/0, но для нас это «без давления. Кардиогенный шок во всей красе. Иптыть. Действуем все так же четко и уверенно, но уже в 2 раза быстрее. Ставлю венозный катетер с одной стороны, док с другой. Попутно сообщаем жене что бы искала 4-5 человек, чтобы нести пациента. И чтобы водителя с носилками позвала. А мы работаем дальше.

Я собираю 2 капельные системы: с дофамином и нитроглицерином. Док набирает фентанил. Попутно пациент жует аспирин и клапидогрель. Приходит водитель с носилками и аппаратом КИ-5 (кислородный аппарат). Через 5-7 минут пациент розовеет, высыхает, дышит почти свободно. Давление 90/60. Повторно ЭКГ — картина ухудшается.

Народ уже собрался. Растилаем на кровати рядом с пациентом мягкие носилки, перекладываем и в темпе фокстрота несемся в машину. Там подключаемся к монитору, чтобы видеть изменения ЭКГ в реальном времени. Запрос места — кардиореанимация ГКБ им Боткина (мы в Москве). Едем. Попутно продолжает капать дофамин и нитроглицерин. Ехать недолго — минут 10.

Только выезжаем на эстакаду улицы 1905 года — пациент дает фибриляцию желудочков. Твою ж мать то. Тормозим прямо на эстакаде. Жену выгоняем из машины. Дефиль — заряд 360дж — разряд. Пациент подпрыгивает (и я тоже — не люблю эту процедуру). Ритм есть, но почти сразу срывается — снова фибриляция — заряд 360дж — разряд — асистолия. Адреналин/атропин в вену, качаю. Док быстро и сноровисто интубирует, подключает к ивл. Качаю. 5 минут — есть фибриляция — заряд 360дж — разряд — качаю. Через 5 минут асистолия. Атропин/адреналин в вену и снова качаю. 5 минут — без эффекта. Повторяем атропин/адреналин, качаю.

Больше ритм не появлялся. Реанимационные мероприятия должны продолжаться 40 минут. Мы качали 1.5 часа. На улице ревела жена. Уже даже дочь приехала на машине, стояла рядом.
Полтора часа асистолии. Полтора часа…

Все, хватит мучать труп. И так уже половину ребер сломал. Сели вдох — выдох. Жалко мужика, молодой совсем. Монитор монотонно пищит. Мы сидим, приходим в себя. Достаю лист констатации смерти, начинаю заполнять. Док отзванивается старшему врачу и описывает ситуацию. И попутно пишет несколько пленок ЭКГ с отсутствием ритма (нужно для отчетности).

Внезапно писк сменяется ритмичным пип-пип — пип. Я поднимаю взгляд и вижу как пациент одной рукой хватается за поручень и приподнимается, а второй — выдергивает интубационную трубку.

Если сказать, что я охренел — это ничего не сказать. Я такого еще никогда не видел. Док сам офигел. Однако не время теряться. Я говорю ему лечь обратно и руками помогаю. За что получаю по щам. Удар был вскользь, поэтому не сильно досталось. Ко мне на помощь кидается водитель и мы вместе с ним начинаем по очереди выхватывать хороших лещей. Док быстро набрала реланиум и без разведения бахнула в вену (благо катетеры не вырвал). Пара секунд — вырубился. На ЭКГ ритм синусовый с тем же инфарктом.

Выглядываем, родственникам сообщаем что живой, но с нами больше нельзя. Сказали адрес и рванули в больницу. По дороге ввели цераксон — поддержать мозг после такой гипоксии. Ведь именно из за нее он так себя ведет.

В больнице везем пациента на носилках к лифту (раньше в Боткина кардиореанимация была на втором этаже) и он приходит в себя. И снова полетели лещи направо и налево. К нам присоединилось 3 охранника и в шестером мы пытались его удержать. Ко всему, он еще и спрыгнуть с каталки пытался. Один раз даже почти получилось, но начал падать вместе с каталкой. Мне на ногу. Удержал, но синяк был на всю голень. Хорошо не сломал.

Принимающий врач рассказал: смотрю по темному кидору несется каталка и он нее, периодически, к стенам отлетают люди и снова бросаются на каталку.

Как только вкатили в реанимацию, сразу закричали «реланиум, быстрее». На что врач, впечатлившись, сказал «нафиг реланиум, заряжайте пропофол» (внутривенный наркоз).

Как потом выяснилось, пациент еще 3 раза давал остановку сердца. Смогли даже провести коронарографию. Но, к сожалению, он скончался…

Источник