Душещипательная история о непонимании боли других людей

Душещипательная история о непонимании боли других людей

Дело было около пяти лет назад.

Моя мачеха — не хороший человек.
Просто ужасный человек.
Она «учёный», занимается христианской «наукой» и просто ужасная женщина, ненавидит всю семью и её слова всегда на грани оскорблений.
Своё мерзкое поведение она оправдывает тем, что «Вы, дети, все равно будете думать, что я злая мачеха, так что, почему бы мне и не быть».
Мне даже было немного стыдно за то, что я её ненавидел, но я просто хотел, чтоб мой отец был счастлив.
Сейчас мне совсем не стыдно.

Около пяти лет назад я учился в старшей школе, в выпускном классе.
В классе появилась новая девочка, Николь.
Она изначально была изгоем, странно себя вела, странно одевалась и ни с кем не общалась.
У неё не получалось с кем-либо подружиться, хоть она и пыталась; её считали грубой и даже побаивались.
Мне с самого начала казалось, что мы с ней идеально друг другу подходим.
Однажды я подошёл к ней после занятий, напомнил ей о её шутке на одном из уроков.
Она решила, что я смеюсь над ней, попыталась извиниться.
Я заявил, что шутка была охренительной.
Пообедали вместе.
Короче говоря, друзей у неё не было, она хотела их завести, и я хотел с ней дружить.
И мы быстро подружились.

К концу учебного года мы уже встречались.
Друг с другом лишились девственности.
Поступили в колледжи в одном городе.
Со временем наши отношения становились только прочнее.
Сняли квартиру вместе.
Обсуждали, чем займёмся после колледжа.
Было очевидно, что таким делом до свадьбы недалеко.
И это было круто.

Николь заболела.
Однажды нашла у себя уплотнение в груди.
Оказалось, рак груди.
Николь положили в госпиталь, и, по какому-то ужасному стечению обстоятельств, в дополнение к раку груди, у неё обнаружили рак мозга.
Доктор сказал, что болезнь обнаружили на ранней стадии, ещё можно что-то сделать, но ситуация была опасная.
Каждый день, что мы провели вместе, был очень важен для нас.
Мы были неразделимы.
Я позвонил отцу и всё ему рассказал.
Я был просто опустошён ситуацией.

Через два дня мне позвонили.
Николь стала резко терять вес, у неё выпадали волосы, появились мысли о суициде.
Я постоянно, всё время был с ней.
Пропускал все занятия.
Устроился на вторую работу, чтобы оплачивать больничные счета.
Внезапно осознал, что могу не успеть попросить её руки.
Решил сделать ей предложение, чтобы хоть как-то её обрадовать, пока не поздно.
Позвонил отцу.
Рассказал ему о своих намерениях, сказал, что если он решит приехать, я буду рад его видеть. Но не его жену.
Он сказал, что всё понимает.

На следующий день мы с Николь приехали домой из госпиталя, и угадайте, кто ждал нас на пороге нашего дома? Моя сраная мачеха.
«Роберт, нам нужно обсудить то, что ты рассказал своему отцу».
«Нет, не нужно».
«Роберт, ты не можешь жениться на Николь, во-первых, потому что она скоро умрёт, а во-вторых, потому что она выбрала медицину и лечение в госпитале вместо молитвы, а это идёт вразрез с нашей семейной религией».
Моё тело охладело от ярости.
Я ещё не сделал ей предложение.
Хотел, чтобы это было сюрпризом.
А получилось, что она узнала об этом от моей мачехи, которая говорила, что мне нельзя на ней жениться, что она все умрёт.
Без раздумий я ударил мачеху по роже, она упала на землю.
Я проводил Николь домой не оглядываясь.

Продолжал помогать Николь.
В один день позвонили из госпиталя и сообщили, что у них проблемы с моим счетом.
Недостаточно средств.
Это невозможно, на счету были тысячи долларов.
Проверил в личном кабинете.
Деньги были отозваны.
На счету пусто.
Отец открыл для меня свой счёт, когда я поступил в колледж, мой личный счёт тоже открыл он, когда я был во втором классе старшей школы.
Я осознал, что у него был доступ к обоим счетам.
В ярости позвонил отцу.
Сказал ему, что мне нужны деньги, и если я их не получу, пойду в полицию и заявлю о краже.
Он сказал, что у него есть основания обратиться в полицию и обвинить меня в нападении на свою мачеху.
Господи, Иисусе.
Сказал отцу, что приеду, чтобы всё обсудить лично.
Кричал на него четыре часа и получил свои деньги обратно.
На следующий день пошёл в банк, открыл новый счёт, на который отец никак не мог повлиять.
Оплачивал больничные счета.

Теперь, когда свадьба перестала быть секретом, решил обсудить всё с Николь.
Она очень хотела пожениться, пока жива.
С каждым днём ей становилось хуже, я боялся, что долго она не протянет.
Купил обручальное кольцо.
Мы поехали на старое поле, на котором гуляли в старшей школе, предавались воспоминаниям. Это была лесистая местность, с открытым небом, звёздами, вдали от дорог.
обручились.
Я держал её на руках, и это был счастливейший момент моей жизни.

Порвал все контакты с отцом и мачехой.
Вроде, всё нормально.
Николь казалась намного счастливее.
Она говорила, насколько для неё это было важно, что если она будет умирать, то умрёт счастливой, и в этот момент я буду с ней.
Мне было больно даже думать об этом, но я понимал, что она приняла свою судьбу.
Мы сыграли скромную свадьбу, пригласили только друзей и родных Николь, и все говорили мне, как здорово всё то, что я для неё делаю.
Объяснил им, что всё это не из-за рака, что я все равно бы женился на ней, потому что сам этого хотел.
Николь счастлива как никогда.
Без сомнений, лучший день в моей жизни.

Через пару недель Николь стало хуже.
Мы стали чаще бывать в госпитале.
Доктора дают ей один месяц.
Эти слова — самое ужасное, что я когда-либо слышал.
До этого момента была возможность благополучного исхода.
Всегда оставалась надежда, что всё будет хорошо.
Теперь все мои надежды умерли.

Я пропустил целый семестр, с намерением продолжить обучение осенью следующего года.
Каждый день я проводил с Николь.
Мы так любили друг друга, что дуже думать о смерти было больно.
Николь всегда держалась молодцом, но сейчас она боялась.
«Ты должен быть со мной, когда я умру, я не хочу умирать в одиночестве».
Она заставила меня пообещать, что я буду с ней.

Из обещанного врачами месяца прошло три недели.
Мы дома, лежим в обнимку и слушаем музыку.
В дверь постучали.
Я открыл.
Полиция.
Меня арестовывают за нападение на мачеху.
Сажают за решётку на ночь.
Когда меня выводят из дома, Николь кричит «Не оставляй меня!».
На следующий день отец и мачеха забрали заявление.
Отец заехал за мной. Говорит: «Надеюсь, ты усвоил урок».
Сказал, что мне нужно домой.
Он привёз меня к своему дому, где он живёт с моей мачехой, чтобы я перед ней извинился.
Задержал меня там на два часа, потому что мачеха не верила в искренность моих извинений (мне не было стыдно абсолютно).
Свой телефон я оставил дома, машину там же.
Отец вдруг говорит: «Ещё не всё» и везёт меня домой.
Стучусь в дверь.
Никто не отвечает.
О чёрт, нет, нет, нет, нет, нет.
Нашёл запасной ключ.
Вошёл.
Николь лежит на полу в позе эмбриона.
В комнате отвратительный запах.
Она мертва.
На её лице высохшие следы от слёз.
Она отправила мне сообщение «Вернись домой» тридцать раз. Мой телефон валялся в соседней комнате выключенный.

Это случилось в прошлом году. С тех пор думаю о суициде.

Я перестал общаться с отцом. Я написал эту историю из-за того, что на прошлой неделе отец позвонил мне и сказал, что у него рак простаты, ему осталось два месяца, и он хочет исправить все ошибки в жизни, пока не поздно. Было сложно понять, правда или нет, но отец так и не признал своей вины, как и моя мачеха, и они всё ещё женаты. Так что я решил, пусть он умирает. Умирает, зная, что я не хочу иметь с ним ничего общего.

Источник